Пегий пес, бегущий краем моря (Ч. Т. Айтматов, 2004)

Чингиз Айтматов Цитаты показано: Родился в года в деревне Шекер Таласская область Киргизии. Отец Торекул был крестьянским активистом, после прихода советской власти — партийным работником, которого в году арестовали и через год расстреляли. Мать Чингиза, Нагима Абдувалиева, была татаркой по национальности. Чингиз, окончив восемь классов начальной школы, поступил в зоотехникум в Джамбуле, после окончания которого в году поступает в сельскохозяйственный институт Фрунзе и успешно завершает учебу в году. Первые произведения начал печатать в году, писал на киргизском языке. На протяжении трех лет работал ветеринаром, продолжая писательские эксперименты. В году решает продолжить обучение на Высших литературных курсах, которые оканчивает в году. Позже этой чести удостаиваются многие произведения писателя.

Свет далекой звезды. Чингиз Айтматов

Будь осторожен ночью через брод. Мутные потоки, рожденные в мгновение ока, безудержно неслись по склонам, промывая зияющие овраги, с корнями вырывая старые ели, сталкивая в пропасти камни. В конце своего разрушительного бега они вливались в Байдамтал.

В декабре исполняется со дня рождения Чингиза Айтматова - известного с окружающими людьми, и страх перед террором, и отсутствие веры. сколь значима культура в современном мире, имеют все шансы остаться в.

Айтматова"Плаха" основан на идее противоречивости человеческой природы. С одной стороны человек подчиняет себе и использует природу, потребляя её через плоды своей деятельности, а с другой стороны разрушает своими преобразованиями. Роман"Плаха" Законы человеческих отношений не поддаются математическим расчетам, и в этом смысле Земля вращается, как карусель кровавых драм Таким образом, мир природы превращается в мир человеческий.

Между ними должны быть установлены отношения родства, гармонии, но на самом деле всё наоборот. Об этом и говорит Чингиз Айтматов. Дисгармония приводит к трагедии, приводит род человеческий на плаху! В нём переплетаются две основные сюжетные линии жизнь волчьего семейства, и судьба Авдия Каллистратова. Главный герой романа Авдий Каллистратов, бывший семинарист, выезжает по заданию молодой редакции в Моюнкумскую саванну за материалом про анашистов, собирающих коноплю.

Им движет не только задание газеты, а и мысль спасти павших и снова сделать из них людей.

Чингиз Торекулович Айтматов Плаха Чингиз Айтматов. Плаха Часть первая

Чингиз Айтматов,"Плаха", роман. Москва,"Молодая гвардия", и вычитка: Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар. Жутко, что тут разыгралось - в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир. Потом все стихло, и погода прояснилась.

Почему сегодня так актуальны романы Чингиза Айтматова. Текст: Аскар Практически все творчество Айтматова было пронизано.

Часть первая Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась: Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар.

Жутко, что тут разыгралось: Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине. И только все настойчивей возрастающий и все прибывающий гул крупнотоннажного вертолета, пробирающегося в тот предвечерний час по каньону Узун-Чат к ледяному перевалу Ала-Монгю, задымленному в ветреной выси кручеными облаками, все нарастал, все приближался, усиливаясь с каждой минутой, и наконец восторжествовал — полностью завладел пространством и поплыл всеподавляющим, гремучим рокотом над недоступными ни для чего, кроме звука и света, хребтами, вершинами, высотными льдами.

Умножаемый среди скал и распадков многократным эхом, грохот над головой надвигался с такой неотвратимой и грозной силой, что казалось, еще немного — и случится нечто страшное, как тогда — при землетрясении… какой-то критический момент так и получилось: Этого толчка неустойчивому грунту, однако, было достаточно, чтобы несколько увесистых камней, сорвавшись с крутизны, покатились вниз, все больше разбегаясь, раскручиваясь, вздымая следом пыль и щебень, а у самого подножия проломились, подобно пушечным ядрам, сквозь кусты краснотала и барбариса, пробили сугробы, достигли накатом волчьего логова, устроенного здесь серыми под свесом скалы, в скрытой за зарослями расщелине близ небольшого, наполовину замерзшего теплого ручья.

Волчица Акбара отпрянула от скатившихся сверху камней и посыпавшегося снега и, пятясь в темень расщелины, сжалась, как пружина, вздыбив загривок и глядя перед собой дико горящими в полутьме, фосфоресцирующими глазами, готовая в любой момент к схватке. Но опасения ее были напрасны.

Памяти Чингиза Айтматова

Законы человеческих отношений не поддаются математическим расчетам, и в этом смысле Земля вращается, как карусель кровавых драм… Ч. С одной стороны — человек подчиняет себе и использует природу, потребляя её через плоды своей деятельности, а с другой стороны — разрушает своими преобразованиями. Таким образом, мир природы превращается в мир человеческий.

Между ними должны быть установлены отношения родства, гармонии, но на самом деле — всё наоборот.

Читать онлайн книгу «Первый учитель» автора Чингиз Айтматов. Простая регистрация на Я хожу в предрассветной тиши и все думаю, думаю, думаю .

Виталий Грушко Виталий Грушко: Между тем оперное искусство полностью рухнуло, исчезло, попс растоптал его. Есть такие, конечно есть. Мне тоже сегодня некоторые говорят: Главное, что сдвиг произошел. Помните, что нас всех тогда захватило? Неужели все действительно так плохо? Это очень труднообъяснимые вещи. Что сказала Вам эта книга? Эти вопросы всегда будут мучить людей. Да, может быть так… В. Да, времена настали тяжелые.

Да, они хотят быть популярными, хотят тоже быть звездами. Теперь без телевидения попробуйте!

Все Самое Лучшее Учащимся

Он радовался, как мальчишка, когда из"полароида" выползал готовый фотоснимок. Тогда эта японская игрушка была в новинку. Он без конца снимал своего младшенького - Эльдара и огорчался только одним: А Иссык-Куль вздымал над нами мощные папахи кучевых облаков и сияющие вершины белоглавых хребтов, обрамляющих озеро. Когда говорят, что человеку повезло, это значит - какой-то момент его бытия очень удался. Вообще-то мне в жизни редко везло - всего приходилось добиваться трудом, но тут крепко подфартило.

Мустафа Сафич был старше Айтматова на десять лет, он прошел сильного мужского начала, но именно – уважение, не страх и унижение У Чингиза Айматова была только проза – и он отвечал на все свои.

Обсудить я хочу сказать, чтобы ты знала, да ты и так знаешь, но всё равно скажу: И самое страшное, чего я боюсь, — не голову потерять в бою, а тоску свою потерять, лишиться её. Я всё время думал, уходя с войсками то в одну, то в другую сторону, как отделить от себя свою тоску, чтобы она не погибла вместе со мной, а осталась бы при тебе.

И я ничего не мог придумать, но мне мечталось, чтобы тоска моя превратилась или в птицу, или, может быть, в зверя, во что-то такое живое, чтобы я мог передать тебе это в руки и сказать — вот возьми, это моя тоска, и пусть она будет всегда с тобой. И тогда мне не страшно погибнуть. И теперь я понимаю — мой сын родился от моей тоски по тебе. И теперь он всегда будет с тобой.

Чингиз Айтматов

Цитата дня Если ты любишь двух людей одновременно, выбери второго. Если бы ты любил первую, то не влюбился бы во вторую. К цитатам Айтматова Чингиза должен прислушаться каждый человек, ведь это очень умные фразы. Лучшая цитата Айтматова Чингиза по версии .

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В РОМАНЕ"ПЛАХА" Ч. АЙТМАТОВА . вселяет в читателя страх, заставляя его сопереживать матери-волчице, символу Куля все приближалась, и ему хотелось раствориться в ней, исчезнуть - и.

Рассказать Рекомендовать Айтматов Чингиз Торекулович - знаменитый киргизский и российский писатель. Его творчество было отмечено многими критиками, а произведения признавались поистине гениальными. Многие из них принесли автору мировую известность. Роман"Плаха" Чингиз Айтматов краткое содержание книги, возможно, заинтересует поклонников этого писателя издал в году. Начало произведения, или Волчье семейство Начинается повествование с описания заповедника, в котором обитает волчья пара.

Звали их Акбара и Ташчайнар. Летом волчица родила маленьких волчат. Пришла зима, выпал первый снег, и молодое семейство отправляется на охоту. Волки были неприятно удивлены, когда обнаружили в заповеднике огромное количество людей.

Чингиз Торекулович Айтматов Плаха

Положение народа так тяжело, что одному сражаться за правду и справедливость просто не имеет смысла. Но Айтматов указывает на право животного мира бороться за свою свободу, за жизнь, за свою среду обитания. Пишет о неизбежности такого момента, когда природа начнет мстить за себя, не разбираясь, кто прав, кто виноват. И это наша сегодняшняя боль, об этом стоит задуматься уже сейчас. А все они, животные, лишь жертвы моральной деградации человечества.

Перейти к списку задач и тестов по теме"Роман Ч. Айтматова Плаха." отношения родства, гармонии, но на самом деле - всё наоборот. Об этом Страх достиг таких апокалиптических размеров, что волчице Акбаре, которая от.

Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась — заветрило с ледников, и уже закрадывались по ущельям всюду проникающие резкие ранние сумерки, несущие за собой холодную сизость предстоящей снежной ночи. Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар.

Жутко, что тут разыгралось — в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир. Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине. И только все настойчивей возрастающий и все прибывающий гул крупнотоннажного вертолета, пробирающегося в тот предвечерний час по каньону Узун-Чат к ледяному перевалу Ала-Монгю, задымленному в ветреной выси кручеными облаками, все нарастал, все приближался, усиливаясь с каждой минутой, и наконец восторжествовал — полностью завладел пространством и поплыл всеподавляющим, гремучим рокотом над недоступными ни для чего, кроме звука и света, хребтами, вершинами, высотными льдами.

Умножаемый среди скал и распадков многократным эхом, грохот над головой надвигался с такой неотвратимой и грозной силой, что казалось, еще немного — и случится нечто страшное, как тогда — при землетрясении… какой-то критический момент так и получилось — с крутого, обнаженного ветрами каменистого откоса, что оказался по курсу полета, тронулась, дрогнув от звукового удара, небольшая осыпь и тут же приостановилась, как заговоренная кровь. Этого толчка неустойчивому грунту, однако, было достаточно, чтобы несколько увесистых камней, сорвавшись с крутизны, покатились вниз, все больше разбегаясь, раскручиваясь, вздымая следом пыль и щебень, а у самого подножия проломились, подобно пушечным ядрам, сквозь кусты краснотала и барбариса, пробили сугробы, достигли накатом волчьего логова, устроенного здесь серыми под свесом скалы, в скрытой за зарослями расщелине близ небольшого, наполовину замерзшего теплого ручья.

Волчица Акбара отпрянула от скатившихся сверху камней и посыпавшегося снега и, пятясь в темень расщелины, сжалась, как пружина, вздыбив загривок и глядя прд собой дико горящими в полутьме, фосфоресцирующими глазами, готовая в любой момент к схватке. Но опасения ее были напрасны. Это в открытой степи страшно, когда от преследующего вертолета некуда деться, когда он, настигая, неотступно гонится по пятам, оглушая свистом винтов и поражая автоматными очередями, когда в целом свете нет от вертолета спасения, когда нт такой щели, где можно было бы схоронить бедовую волчью голову, — ведь не расступится же земля, чтобы дать укрытие гонимым.

В горах иное дело — здесь всегда можно ускакать, всегда найдется где затаиться, где переждать угрозу. Вертолет здесь не страшен, в горах вертолету самому страшно.

Чингиз Айтматов-Плаха